Аристарх Гаутама и прочие | Индейцы

Аристарх Гаутама и прочие | Индейцы

Аристарх Гаутама скинул теплую куртку, размотал шарф, шапку на полку закинул.

— Уф! Жарко.

Прогулка в лес выдалась отменной, как и погодка. Душевно пахло опавшей листвой, воздух был прозрачен и чист, а дорожки пустынны. Собачники и бегуны уже не донимали вечной своей суетой. Их попросту не было. Все попрятались по домам.

На завтрак приготовил яичницу с ветчиной и стакан ароматного черного чаю с чабрецом и долькой лимона. Кайф!

— Я вот думаю, — медленно и нараспев произнес Авалокитешвара, проплывая мимо кухни вроде призрака, — Что мир определенно хорош уже сам по себе. Точно-точно вам говорю…

— Ну дык елы-палы! — согласно кивнул Аристарх, уплетая завтрак, — Чаю?

— Да, брат, не откажусь.

Пили чай, цокали языками от удовольствия. Потом смотрели фильм про индейцев и даже поспорили немного об уместности использования перьев в качестве украшений. Ну, вы ж понимаете.

— Мне кажется, — задумчиво произнес Аристарх, — Что в одной из прошлых жизней я был индейцем.

— С чего ты взял?

— Я лес люблю и всякое такое вот.

— Ом мани падме хум, — ответил Авалокитешвара и исчез.

— И тебе Ом, — вздохнул Аристарх, выудил из-под кресла тапки и вышел на балкон.

Воздух сгустился, стало ощутимо сыро и даже как-то сопливо. Небо заволокло серой клочкастой ватой, свет померк, и не поймешь, то ли утро, то ли вечер уже. Какое-то безвременье.

Аристарх поежился, плотнее запахнув толстую зимнюю рубаху. Представил, как где-то там далеко-далеко сейчас сидят в своих вигвамах индейцы, жмутся поближе к огню, пьют травяной чай, попыхивают трубками и травят байки.

А в центре, конечно же, сидят шаман и вождь, внимательно за всем наблюдают и тихонько перешептываются о чем-то своем шаманско-вождейском. Серьезное ж дело! Это вам не бизонов жареных трескать и не топориком махать под веселое улюлюканье.

И как они там со всем этим справляются? Ни электричества, ни водопровода. В сортир сходить и то целая история. Мда…

Дык! Это ж все в прошлом. Какие нафиг сейчас вигвамы и шаманы. Живут они там в обыкновенных домах со всем удобствами, у костров не собираются, перья только по праздникам надевают. А так, наверное, бухают беспробудно да в ящик тупят, как и все.

После обеда Аристарх прилег подремать. И приснилось ему какое-то индейское племя, пляшущее вокруг огромного костра. Все были размалеваны от пяток до ушей яркими красками, все в пестрых перьях и ожерельях из пивных пробок.

Шаман — так тот вообще вырядился черт знает во что, то ли бизоно-козел, то ли медведь-росомаха с хвостом попугая — поди угадай. И такие коленца выделывал! Что ты! Любой танцор обзавидуется.

Сам Аристарх тоже не сидел в сторонке, а активно участвовал в этом шабаше. Круто было! Он даже запомнил, как самозабвенно орал что-то на незнакомом языке и улюлюкал наравне со всеми.

Где-то глубоко внутри он ощущал нечто давно забытое — смесь дикого восторга и безграничной свободы. Словно стрела, пущенная в цель. Ни тени сомнений, ни тревог, ни страхов. Летишь себе и звенишь в воздухе эдак упруго и пружинисто. Просто в кайф!

А потом к нему подошел сам вождь, положил руку на плечо и сказал:

— Хау! Будь собой, брат! Перья и пробки — лишь мишура. Настоящий ты вот здесь, — и указал пальцем прямо в сердце.

Проснулся Аристарх бодрячком. Хлопнул стакан чаю, быстро оделся и снова отправился на прогулку в лес. И бродил там, пока не стемнело. И казалось ему, что из-за каждого куста или широкого дерева за ним присматривает мудрый шаман. На всякий случай. Ведь индейцы своих не бросают, пусть даже через сотни жизней.

Автор: Игорь Левченко

07.11.2020 | Рубрика: Аристарх Гаутама и прочие | Просмотров: 75

§ Автор

автор

Игорь Левченко.

Писатель, сказочник, рассказчик историй.