Истории шестого патриарха дзен. Пельмень просветления

Истории шестого патриарха дзен. Пельмень просветления

Жизнь Хуэйнэна в монастыре как-то устоялась и текла неспешно, словно он всегда тут жил, и не было у него раньше никакой дровяной лавки и всей этой городской суеты. Лишь по матери он порой скучал и переживал за нее. Как она там? Голодает, наверное.

В монастыре питались весьма скромно: рис, овощи тушеные, иногда пельмени с овощами, чай или отвар из сухофруктов. Хотя, надо признать, что готовили здесь замечательно. Просто, но очень сытно и вкусно.

Повара ели отдельно от братии, прямо на кухне. Хуэйнэн за несколько недель успел заметно поправиться и окрепнуть.

Старший повар поначалу сокрушенно качал головой, глядя на тощего работника, и все время подкладывал Хуэйнэну добавки. Теперь же каждый раз при встрече он удовлетворенно кивал и приговаривал:

— Амитофо! Ом А Хум.

После ужина в монастыре снова наступало время медитации и так до самого отбоя.

На кухне же кипела работа: уборка, мытье посуды, приготовления к утру. Нужно было заранее натаскать воды и дров, принести овощи из погреба, чтобы те успели отогреться, отскоблить столы в столовой до блеска и надраить полы. Спать ложились поздно, а вставали задолго до первых петухов.

Раз в неделю все повара дружно лепили пельмени. При этом старший повар Люй Сян обычно рассказывал какую-нибудь байку про еду.

— Однажды мой дед, тоже повар, рассказал мне про пельмень просветления. Мол, съешь его и сразу же прозреешь, и учение Будды раскроется перед тобой во всех подробностях. Вот только начинка у того пельменя особая.

— Это какая же? — распахнув глаза от удивления спросил Пузцы.

Люй Сян хитро улыбнулся и продолжил:

— Я же говорю — особая! Чтобы собрать такую начинку, нужно было отправиться в дальние земли, что находятся за высокими горами. Идти туда можно было очень долго, до пяти – шести лет. Но бывало, что и быстрее добирались. Это кому как повезет. В той местности все совсем не так как у нас. Там не найдешь крапивы или, например, обычного щавеля для супа. Зато много ядовитых растений и страшных насекомых. А уж про змей и не говорю — просто жуть!..

Глаза у Пузцы стали еще больше и рот открылся то ли от страха, то ли от любопытства.

— Так вот, — продолжил старший повар, — Надо было не просто туда добраться, но и найти знающего древнего даоса, который мог раскрыть тайный рецепт просветляющей начинки для пельменя. А раскрывал он эту тайну далеко не всем. Вот не понравишься ты ему — запросто превратит в пенек или корягу.

— Да ну?! — выпалил Пузцы.

— Точно. Говорили, там этих коряг и пеньков тьма тьмущая. Столько народу искало просветления, а нашли вот это вот.

— А чего ж он злой такой, даос этот? — насупившись спросил Ифу.

— Почему же злой? — возразил старший повар, — Он не злой и не добрый. Он даос! Причем древний. Ему лет, наверное, несколько сотен. Тут вся соль не в доброте или злости, а в том, с чем сам человек пожаловал. Если с чистыми помыслами, то добудешь рецепт заветный, а если хотя бы тень какая-то в мыслях твоих есть, то все — быть тебе пеньком или корягой.

Хуэйнэн слушал байку и улыбался. Люй Сян заметил это и спросил:

— Чего улыбаешься? Не веришь?

— Так то ж байка!

— Ну, байка не байка, а дед мой рассказывал вполне серьезно. А он шутить вообще не любил. И знаешь что еще? Он ведь не просто рассказал мне эту историю, а показал потертый свиток с рецептом и сказал, что ему передал это его дед, а тому его дед, который и добыл этот свиток у самого даоса.

— И где же этот свиток? — спросил, все так же улыбаясь, Хуэйнэн.

— Исчез, — хмуро ответил старший повар.

Больше он в тот день ничего не рассказывал. Но по его виду Хуэйнэн вдруг понял, что старший повар не шутил. Ну или не совсем все придумал. Было в его погрустневших вдруг глазах что-то такое, знаете, будто потерял нечто очень ценное и никак не можешь найти.

Такие дела.

Автор: Игорь Левченко

13.04.2020 | Рубрика: Истории шестого патриарха дзен | Просмотров: 335

§ Автор

автор

Игорь Левченко.

Писатель, сказочник, рассказчик историй.