Истории шестого патриарха дзен. Прозрение

Истории шестого патриарха дзен. Прозрение

Поздно ночью Хуэйнэн и Лу пробрались в главный павильон монастыря. Хуэйнэн еще ни разу здесь не бывал. На стене он увидел какие-то иероглифы. Наверное, это и есть гатха старшего монаха.

Лу примерился, где лучше разместить новое стихотворение, взял ведерко с краской и попросил Хуэйнэна еще раз продекламировать его.

Рисовал брат Лу долго и старательно. Получилось очень красиво, гораздо красивее первой надписи. Они так увлеклись, что не заметили, как кто-то тихо вошел в павильон. Когда брат Лу вывел последнюю закорючку, послышался удивленный возглас:

— Кто сочинил эту гатху?

Оба вздрогнули от неожиданности. У входа в павильон стоял настоятель.

— Это не я! — испуганно ответил Лу, — Меня просто попросили написать. Это он!

Настоятель еще больше удивился. Он поманил Хуэйнэна пальцем и внушительно произнес:

— Ты идешь со мной, а брат Лу — живо в постель! И чтоб ни одна душа не узнала, что вы были здесь сегодня. Это ясно?!

— Да, да, настоятель! — быстро закивал Лу, — Я ж понимаю. Ни одна душа. Как рыба…

Хуэйнэн не испугался, но почему-то сразу подумал, что это последняя ночь в монастыре, и к утру его наверняка прогонят. Все-таки довольно самоуверенно с его стороны сочинить гатху, да еще и считать ее лучше, чем слова мудрого брата Шэньсю.

Но в глубине души он чувствовал, что прав. Если выгонят, то и фиг с ним. Он пойдет тогда странствовать. Может в другом монастыре осядет, а может вообще отправится в далекое путешествие.

Настоятель привел его в свою келью и запер дверь.

— Садись, — указал он на циновку возле печи. Рядом стояла низенькая резная деревянная подставка, на которой покоилась раскрытая книга.

— Знаешь, что это? — спросил настоятель.

— Нет. Я же не грамотный.

— Вот те раз! А как же ты тогда сочинил гатху? — удивился Хунжэнь.

— Не знаю. Само как-то в голове появилось. Как только я услышал слова из стихотворения брата Шэньсю, так сразу понял, что он не прав. Вот и придумалось как-то.

Хунжэнь очень внимательно посмотрел ему в глаза, пожевал губами, будто еще сомневался в чем-то, но потом решительно произнес:

— Вот что, Хуэйнэн из Линнани. Да, я помню кто ты. Еще в нашу первую встречу ты меня удивил своими словами. Ты верно заметил, что природа Будды не различает родов и сословий. И твое сегодняшнее стихотворение подтверждает, что ты на верном пути. Ты очень близко подошел к пониманию Великого Учения, гораздо ближе, чем даже мудрый брат Шэньсю. Но, тем не менее, ты еще не до конца осознал это. Слушай же…

И настоятель стал читать раскрытую книгу, которая оказалась той самой сутрой, что когда-то услышал на базарной площади Хуэйнэн. Патриарх читал долго и размеренно, специально останавливаясь на самых важных местах и поднимая при этом палец вверх. Временами он прерывался и спрашивал:

— Все ли тебе понятно?

— Да, Учитель! — неизменно отвечал Хуэйнэн. Ему действительно все было абсолютно понятно, хотя откуда он это знает, он ни за что не смог бы ответить. В голове у него было совершенно пусто, как в чисто вымытой кастрюле. Он сидел и слушал, а на лице его играла легкая улыбка.

И тут внезапно что-то произошло, когда настоятель прочел:

«Не должно быть привязанным к вещам, но должно обрести сознание, которое нигде не пребывает…»

В голове Хуэйнэна словно молнией полыхнуло! С оглушительным ревом его понесло куда-то вверх. Земля осталась далеко внизу. Кругом разливалась чернота космоса, перемежаемая разноцветными полосами невозможной яркости и ослепительными вспышками белого и золотистого цветов.

Несло его долго. Так долго, что он потерял счет времени. Казалось, что это будет длиться бесконечно. Наконец все остановилось.

Хуэйнэн завис в пространстве из мягкого белого свечения, словно пылинка в безбрежном океане. Тишина такая, что собственных мыслей не слышно, не говоря уже про дыхание и все остальное. Да, собственно, и тела у него уже не было. Было что-то невнятное, аморфное, будто из воды или тумана соткано. Чистое осознание и больше ничего.

— Должно быть, это и есть Нирвана, — подумал Хуэйнэн.

Мысль эта отделилась от него полупрозрачным белесым шариком и растворилась в пространстве. Опять наступила совершенная тишина.

Тут впереди что-то смутно нарисовалось, словно темное облачко. Оно росло и ширилось, обретая по пути яркие цвета, и, наконец, превратилось в громадную фигуру настоятеля Хунжэня. В полной тишине будто гром прогремели его слова:

— Хуэйнэн! Ты достиг Просветления!!!

И так оглушительно расхохотался, что чуть уши не оторвало напрочь.

Автор: Игорь Левченко

17.05.2020 | Рубрика: Истории шестого патриарха дзен | Просмотров: 292

§ Автор

автор

Игорь Левченко.

Писатель, сказочник, рассказчик историй.